Lomelind (lomelind) wrote,
Lomelind
lomelind

Dewarist - ВАРВАРИН СПРОС

Волнами фленты принесло
Сохраняю в основном себе на память, ну и вдруг кто почитать захочет


Dewarist - ВАРВАРИН СПРОС

Под катом - много букв о наглеющих, садящихся на шею и свешивающих ножки - а также о том, что провоцировать на такое всё же не надо, и иногда за спрос лучше дать по морде сразу.

Пост от [info]becky_sharpe

Мы никогда не хвастаемся нашим происхождением. Только на этикетке. (с) Томми Дюар

Варварин спрос есть низость происхождения


Вот и лето почти прошло. Словно и не бывало. Дорогие друзья, по многочисленным заявкам читателей начинается мое дежурство. "Волчьи котлетки" собрали доселе невиданный урожай откликов. И следующие дежурные отлично посерфили на моей волне.

Кстати, есть у меня в запасе на эту тему история, -- всем говноедам посвящается. Когда-то замечательного оператора Георгия Рерберга спросили, почему он не пишет воспоминаний о своей работе с Тарковским. "Не хочу снимать пенки с говна", -- ответил он. И еще вспомнилось: одна нахальная итальянка "из публики" некогда попробовала уесть Раису Горбачеву: сказала ей, что изображение Михаила Горбачева на двери их пиццерии помогает продавать еду. "Я рада, что наша семья может помочь вашей", -- отбрила Горбачева. Я, врать не буду, совсем не рада, что помогла товарищам отработать их гонорар. И желаю всем пенкоснимателям подавиться пенками, а серферам на чужих волнах -- ими и захлебнуться. Аминь.

Долго думала -- продолжать ли эксплуатировать свою собственную тему котлет? Пилить ли опилки? Дожимать ли репризу? С одной стороны, вроде поговорили. С другой стороны -- некая недосказанность ощущается: фидбеки накрывают меня даже в Монако. Давайте мы вот что сделаем: сегодня, для затравки, добьем все-таки котлетную тему, а уже со вторника сменим пластинку.

Как я и предполагала, котлетчики конкретно достали половину человечества, и вот давеча в Отеле де Пари читательница ухватила меня за пуговицу и поведала очередную котлетную историю.

Сама она живет в дорогом отеле, к которому прилагается дорогой же пляж, и это бонус для постояльцев. Для пришлых разовые посещения там стоят 140 евро, а абонемент на сезон -- тысяч десять. И вот она оказала любезность своей подруге, которая снимает квартиру и не может себе позволить дорогой пляж, -- дала ей свою карточку от номера. (По ней бесплатно пропускают на пляж и даже дают полотенца). Знакомая загорала две недели. Потом уехала. А два дня назад выяснилось, что она записала на номер своей благодетельницы массаж за 130 евро, еду, напитки, ну и далее -- по списку.

-- Солнце, говорю я знакомой, не спускай ей это дело с рук. Звони, узнавай, требуй оплатить счет.

-- Как-то неудобно, -- говорит знакомая, -- боюсь ее обидеть.

Вот это "как-то неудобно" у себя в комментариях Татьяна Толстая назвала "у вас низкая культура отказа". Конкретно вот эта "низкая культура отказа" была у Бузыкина из "Осеннего марафона". А у Варвары, если вы помните, была высочайшая культура спроса. Вот и припахала.

"Низкая культура отказа" это засевшая в котлете огромная вина. А у боязни обидеть отказом, насколько я понимаю, механизм следующий. Котлета, он же -- терпила, он же -- мягкотелая вафля, так сливается с другим, так идентифицируется с ним, что приписывает абсолютно отдельному человеку свои собственные чувства. И вот сначала котлета приписывает коллетчику свою собственную боль из-за отказа сиречь отвержения. И затем сразу же сам начинает ее и чувствовать.

Поэтому всем, у кого культура отказа не на высоте, всем кому по жизни "как-то неудобно", доктор прописывает подумать: а эти красавцы, оппоненты ваши, они боятся вас обидеть спросом?

В жизни каждой котлетки раз или два случается попытка бунта. Наступает предел, (Бузыкин, например, сломался на Скофилде), и котлета пытается просипеть: баста, карапузики! У каждого своя точка бифуркации. У мужа моей подруги это случилось после чемодана тормозных колодок. Вот вам рассказ о том, как Алеша Птицин вырабатывал характер.

Есть у меня близкая подруга -- Маша Фельдман. [info]feldman . Муж ее, Дмитрий Фельдман, владелец радио " Русский Берлин", человек мягкий и добросердечный. По долгу службы ему приходится регулярно мотаться из Берлина в Москву. И на этом направлении он регулярно конкурирует с DHL. Пока, надо сказать, Дима конкуренцию выигрывает. DHL-то за свои услуги "чарджает", а Дима возит за спасибо.

И вот, значит, есть у Дмитрия приятель. А у приятеля - автобизнес. И этот приятель повадился регулярно передавать с нашим Фельдманом запчасти для немецких машин. Дело в том, что за растаможку этих деталей надо платить. А передавать их с Димой, - вы не представляете, какая экономия. К тому же, Фельдман летает бизнес-классом, 30 кг ему взять, как не фиг делать. Началось все с маленькой фигулины для кондиционера. Потом ставки повышались, и вот зимой приятель припер к нему в аэропорт здоровую негабаритную пердюлину, очертаниями напоминающую карданный вал.

И вот история последней капли. Угадайте, на чем человек-котлета сломался и устроил бузыкинский бунт? На чемодане тормозных колодок для Феррари. Опять-таки, таможить их -- целый геморрой. Дима вошел в положение, возмутился, но взял. Сдал в багаж. Поднялся на борт. Сел. И тут объявляют, что вылет задерживается. У нас, говорят, на борту есть чей-то неопознанный багаж. Мы сейчас выгрузим все ваши манатки на летное поле. Просим вас взять лично ваше имущество, показать его нам, а дальше мы его загрузим обратно. И тут Дима с ужасом осознает, что понятия не имеет, как эти гребаные колодки выглядят. Сейчас или его технично примут, как человека, который не сознался, что собирал багаж не сам, и его что-то незнакомое просили передать, или же надо уходить в глухую несознанку, и тогда колодки для Феррари пойдут в Москву пешком.

Наш герой как-то выкрутился. Вышел из своего бизнеса последним, когда оставались только два неопознанных чемодана -- его сумочка весом 6 кг, и короб килограмм под 30 весом. Так он эмипирическим путем понял, что именно -- чертовы колодки. Довез их до Москвы. Но после этого он взбунтовался. Баста, говорит, паста и престо тесто.

И когда очередные знакомые знакомых попросили передать в Москву коляску для ребенка весом 14 кг, он спросил: "А ребенок дойдет сам?" и съехал с базара. Знакомые знакомых не поняли, что "это не совсем удобно" не означает "нет" и продолжали продавливать. И тогда на помощь пришел близкий друг. Близкий друг оказался смельчаком. Он вот прямо так взял да и сказал, что он летит с Фельдманом, и ни он, ни Фельдман не намерены телепаться с 14-килограммовой херовазой, и считайте меня говнюком, а его рыбьим глазом, если хотите. Смотреть на лицо Фельдмана при этом было больно. Он страдал. Все-таки - коляска -- ребенку, для ребенка.... В Москве же коляску не купить, до сих пор дефицит, страшные очереди.

Чтобы искупить свою вину перед владельцами коляски, Фельдман взял у ее "передастов" одеяльце на ватине и пакет старой одежды для ребенка. Пакет весил всего ничего -- четыре килограмма. Обещали, правда, всего два. Но когда Фельдман приехал забирать пакет (у него очень удобная служба доставки, у этого Фельдмана, он сам лично заезжает за посылками) то "передасты" втюхали ему четыре, и, предупреждая немой вопрос, эдак выставили вперед пятерню и воскликнули "Только не говори мне, что это много!".

А в это время у Фельдманов гостила я. Мы с Машкой этот здоровый пакет у Димы отняли. Поехали на почту. Положили в короб все четыре килограмма фуфаек, курточек, обувки. Прикрыли все это одеялом на ватине. И поверх положили открытку: "Дорогие NN и LL, благодаря вам мы открыли замечательную услугу "Почта". Так, оказывается, удобно! -- Приходишь, пишешь адрес, платишь всего 30 евро, и просить никого не надо".

И тут я должна заметить, что правы были комментаторы "Волчьих котлеток". Жертвы котлетолюбов сами провоцируют подобного рода деятелей. Котлетчики, как дети, проверяют предел. Выясняют, сколько конфеток-котлеток можно слупить.

-- Мамочка, дай мне пожалуйста, конфетку! ....А дай еще, пожалуйста. А три? ...Ага, три можно. А весь кулек?

И если отдаешь весь кулек, трындец тебе, мамуля. Сданную территорию обратно не отобьешь. Следующим шагом будет: а ты чего себе конфету оставила?! А ну давай весь, весь -- это значит ВЕСЬ!!!! Быстро, я сказал!

Короче, работает четкое и последовательное отстаивание своих границ. Если дите усвоило, что пять конфет - можно, то потом - не отдашь их, будешь врагом народа.

И второе. Вот что уж точно недосказано. В комментах звучало: а чего она ее послала? Чего сразу на хрен-то? Взяла бы да спокойно отказалась менять свой хороший ряд на ее плохой. За спрос же - не бьют.

Так вот, к вопросу -- бьют или не бьют за спрос. За Варварин спрос: "Бузыкин, а ты уже начал, а? Может, у тебя остались какие-нибудь черновики, бумаги? Может быть, ты отдашь мне их - а, Бузыкин?" -- за спрос жлоба -- бьют.

История про жлобский спрос из личного опыта. Дело было в Лондоне. Я заболела, мне было очень плохо, это было слышно даже по телефону, и подруга предложила забрать меня в Москву на своем самолете. Но частный аэропорт довольно далеко -- надо везти меня в Лютон, это гораздо дальше привычного Хитроу, и моему обожаемому тащиться в такую даль было лень. Нашлась отговорка:

"У меня кэш-лимит на карте всего 100 фунтов в день, ты же знаешь. Вот довезу я тебя за 80, и как я поеду обратно? Спроси, а она не может из дома тебя забрать? Прямо отсюда за тобой заехать?

-- Даже спрашивать не буду, она не может.
-- а почему не может?
-- Она ошибочно полагает, что у меня есть Мужчина.
-- Так а что ей -- трудно?
-- Слушай, имей совесть, -- у нее четверо детей, уйма багажа.
-- Но спросить-то можно?

Спросить -- нельзя. Когда подруга предложила довезти тебя на своем самолете, просить ее прислать за тобой машину, заехать, поднять чемодан, -- нельзя. Это жлобство. И для меня это разногласие стало одной из точек невозврата. Разница в мировосприятии. "Она вдруг почувствовала, что стала уж так далека от него, что между ними существуют вопросы, в которых они никогда не сойдутся и о которых лучше не говорить".

Любой человек приличного, не низкого происхождения, чувствует, почему в этой ситуации НЕЛЬЗЯ спросить. Это неприличный спрос. И если человек не понимает, не чувствует этого -- он скобарь. "Скобари понаехали", -- говорила моя прабабушка, когда после войны Ленинград засели выходцами из Псковской области, и вели себя эти выходцы соответствующе. Хотела сказать: "Деревенское происхождение", но обидеть всю деревню было бы неправильно.

Ольга Солоухина, дочь Владимира Солоухина, только что рассказала, что у них во Владимирской области никто даже бутерброд не ест у соседей, чтобы не обязываться. Такая вот щепетильная деревня. Так что, жлобский спрос это признак низкого происхождения без привязки к местности. Именно чернь не сечет поляну, не чувствует, можно ли просить захватить тридцать килограмм тормозных колодок, и так -- восэм раз.

Так вот, бить их или спокойно отказывать? Уверена, --- бить! Дабы неповадно было. Человек должен быть человеком, а не свиньей, и при любых свинских движения в твой адрес надо резко свинью одергивать. Так ты делаешь мир лучше и чище. Безнаказанность дозволят свинство, и именно с непротивления начинается дисперсия свинства в природе.

О том, что непротивление свинства есть его дозволение, о том, что не обязательно клеймить это громким словом "месть", а желательно бы назвать хорошим русским словом "проучить", или -- свести счета. И сведение счетов есть осознанная необходимость, -- об этом предлагаю поговорить завтра.

Tags: находки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment