Lomelind (lomelind) wrote,
Lomelind
lomelind

Цитаты, с которыми в принципе согласна

источник - http://rodova.narod.ru/


вообще учить детей не надо. Говорят же "Не учи меня жить". Никто не учит зерно пшеницы, как строить колос, ужели мы люди, более примитивные начала, чем семя пшеницы? Никто не учит маленькую букашку, там нет учебного процесса, нет завуча, директора, Министерства просвещения, не создаются издательства, учебники. А что ж тогда там есть? А там как раз есть та самая родовая память. В нашей родовой памяти, по моему представлению, записана вся информация обо всем Космосе, к которому мы исстари были приписаны, и теперь только память о нем, об устройстве его, о законах движения в нем, но и том, как жить в этой системе. Иначе говоря
Поэтому вся познавательная деятельность должна быть организована таким образом, чтобы ребенок не готовился жить, а жил. Легкие не готовятся дышать, они дышат. Дети не должны готовиться жить, они должны жить здесь и сейчас., родовая память содержит самую качественную информацию о различных способах жизни в этом безмерном мире. Поэтому единственное, в чем мы можем ребенку помочь - мы помогаем ему реализовать себя, со всей его безмерностью, в этом текущем времени, найти язык и способы, как эту безмерность, сой космизм проявить, сегодня, как в вечности.

Ребята у нас не просто заканчивают курс средней школы. Они здесь же учатся в высшей школе, причем учатся в двух-трех вузах одновременно, на разных факультетах. И в 17 лет юноша или девушка уже могут иметь два высших образования, руководить лицеем, быть авторами учебников. И он знает трудности жизни, он их осмысливает, мало того, он строит жизнь сейчас, он ее щупает руками: он и деньги считать умеет, он и строить умеет, а если надо отстоять себя, он и это может; он человек вольный, крепкий, сильный. Мы же строим реальный дом, и наши выпускники на земле стоят.
Мы очень большое значение придаем человеку как универсальному существу. Человек-специальность- это ненормально. Наша задача в этом отношении одна: сделать все возможное, чтоб он мог выполнять любую социальную роль. От президента до хорошей кухарки. Мы хотим, чтобы он все делал качественно, за что бы ни взялся. Вот он пол взялся мыть, он должен делать так, как самое главное дело своей жизни. Надо картошку чистить - он ее чистит как никто другой. И так во всем.

- Выходит, существование ребенка в школе должно быть иным? Все по-другому?
- Конечно. Недопустимо существования принципа "запиши и выучи", сам знаешь зачем - это тебе нужно.

Вот еще вопрос: почему у нас две трети учебного времени старшеклассники, как показывают опросы, находятся в состоянии полусне? То есть две трети времени уроков они теряют. Значит, нужно перестроить сам режим учебно-познавательной деятельности, гармонизовать его. Так мы придем к идее столкновения контрастов, ведь развитие - это отталкивание. То есть после физики - физкультура, после истории - хореография.
А кто определил, что время урока - именно сорок пять минут? Кто доказал научно? Оказывается так удобно учителю: в тридцать минут он не укладывается. Но зато ребенок больше тридцати минут продуктивно работать не может. Значит уроки нужно сократить!
Всерьез поразмышляв о свободном времени, мы должны понять, что не нужно нам так цепляться за домашние задания, ведь есть в запасе еще треть времени (в школе), которую мы используем во вред ребенка. Тогда мы сделаем более интенсивным учебный процесс первой половины дня и за счет этого сократим домашние задания до минимума. Хотя мы считаем, что проблему домашних заданий нужно вообще снять. В нашей школе домашних заданий нет. Уже по той причине, что ребята все равно их регулярно никогда не готовят.
Когда не станет домашних заданий, тогда появится возможность всматриваться в склонности ребят. А склонность - первый признак одаренности. Именно склонность ребенка должна интересовать учителя в первую очередь! Ибо без таланта нет личности. Свободное время и даст нам возможность развивать эти склонности. Отсюда наша идея "кафедры", где ребенок достигает наивысших результатов в каком-либо деле. И тогда уже он может учить своего одноклассника, который в свою очередь, научит его чему-то другому. Тогда мы сможем включить школьника в производство. Но это производство не должно ущемлять его, оно должно приводить к рассвету личности. Только при таких условиях мы придем к совместному переживанию этой великой мысли о бережности наших отношений: смотри, ученик, какое чудо - жизнь, как удивителен твой товарищ, берегите это чудо!

Еще одна основа - это устремленность к познанию. То, что в обычных школах называется учением, здесь можно обозначить только устремлением к познанию. Все, творимое в этой сфере, настолько необычно, что традиционная педагогика опровергает его с порога. Однако результаты действительно поразительные. Добровольно организованная разновозрастная группа "школьников" решает погрузиться на этот раз, скажем, в науку анатомия и физиология с основами цитологии и биохимии. В это самое время другая подобно же организованная группа может погрузиться в науку органическая химия. Приезжают ведущие специалисты, профессора из Шуйского и Армавирского (или из других) вузов. После выхода из погружения начинается период самоподготовки. Группа разбивается на подгруппы от двух до трех - пяти человек, к ним идут на помощь в качестве учителей и их помощников те, кто уже сдал зачеты по данной науке и защитил право быть учителем. У них уже заготовлены все наглядные материалы, схемы, им уже известны учебники и информационные источники. Маленькие группы находят укромные уголки в учебном и других корпусах и с завидным упорством и интересом усваивают знания в полном объеме, заодно, со своей стороны, тоже нарабатывают наглядные материалы, чтобы, получив право быть учителем для других, достойно справиться с делом. Быть учителем - право это святое, достойное. После того как в подгруппах завершится период самоподготовки, ребята идут на зачеты. Нам довелось быть на таких зачетах по физиологии и химии. Сидит перед нами 11-летний Максим и рассказывает о химических реакциях в крови, о системе кровообращения; задавайте мне все вопросы, просит он, и не успокаивается, пока не разъяснит нам как своим ученикам суть сложных физиологических процессов. Но вот что еще важно: говорит Максим о вопросах физиологии и цитологии, словно читает стихи, вроде как любуется тем, как мудро природа сотворила все в человеческом организме. Максим от специалистов получает зачет с высшим баллом. Также сдают Петр (9 лет), Сергей (16 лет), Ярослав (8 лет), Татьяна (12 лет), Елена (16 лет), Антон (10 лет)... И когда каждый из них станет учителем в подгруппах, он еще глубже освоит науку; помогая познавать другим, будет разъяснять себе физиологию в синтезе с химией. Потом опять придут профессора и примут экзамены на уровне вузовских программ. Вот так становится школьник студентом. Базовым вузовским образованием для всех считается исторический факультет. Далее любой может получить (и получает) второе и третье высшее образование. Много таких, которые учатся сразу в двух вузах, имеют два-три диплома. В Армавирском пединституте обучаются (студентами числятся) 134 человека, в Ростовском строительном университете - 34, а в архитектурном институте - 28, в Санкт-Петербургской академии физической культуры - 33. Всего студентами разных вузов являются 229 плюс к этому - 17 учатся в аспирантуре. Иностранные языки, биология, химия, математика, физика, география, культурология, психология, архитектура, строительство, физическая культура - таков набор специальностей будущих кандидатов, докторов наук, академиков...
вот только с базой именно на истории можно поспорить... хотя бы потому что в современной исторической науке СТОЛЬКО бреда....

Сначала – чего в этой школе нет. В ней нет классов, возрастных групп, уроков, привычных программ, привычных учебников, привычных учителей, привычной иерархии, привычных форм отчетности. В этом смысле она скорее подтверждает тезис о возможности иной – по сравнению с классно-урочной – системы организации школы.

Вся школа состоит из нескольких уютных домов разной этажности, расположенных на небольшом пространстве у подножия горы. Про такое расположение школы говорят: на природе. Именно на природе.

Одна из главных особенностей учебного процесса заключается в том (пожалуйста, не падайте), что все ученики школы проходят программу средней школы за один год. Все до одного ученика независимо от возраста. В школу приходят дети в среднем лет девяти-десяти.

Благодаря учебному плану, который подразумевает прохождение всей программы за один год, поступить в школу можно с любого возраста и в любой момент и учиться в ней сколько угодно мало или сколько угодно много. Важно, что у любого ученика всегда есть возможность изучить пропущенное или непонятое еще и еще раз. Иными словами, у школы есть возможность возвращаться к ученику столько раз, сколько ему это потребуется.

Tags: пси
Subscribe

  • котячая магия

    Ну вот как они это делают? Сижу за компом - Лисс спит в соседней комнате. Хожу по комнате, в том числе и на диван залажу - Лисс спит в соседней…

  • ***

    в который раз убедилась, что лучший воспитательный метод - разобраться, что не так, где болит или неудобно и исправить это. Крысьи лапки ещё только…

  • Продолжая про котиков и ремонт

    Традиционно котомиски стояли на кухне, и там же был запас котокорма. Сейчас на кухне ремонт, разруха и грязь, а котомиски эвакуированы в комнату. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments